Интро

Юрий Франк, координатор трансгендерного направления общественной организации «Инсайт»:

Я начинал писать текст о конференции как минимум трижды, выдавливая из себя по абзацу в течение двух недель и в результате окончательно возненавидел написанное. В конце концов, я осознал почему это произошло. Формат отчетов о проведенных мероприятиях в большинстве случаев имеет сильный привкус унылого жанра «вести с полей», который мало кто читает. Производство скучной и никому не нужной канцелярщины меня очень сильно демотивировало и потому я решил изменить формат и попробовать написать так, как я бы писал для друзей, рассказывая историю, интересную мне самому, о людях интересных мне самому. Выдавая не унылую сводку с перечислением регалий и тем докладов, а короткую фактическую информацию + живое восприятие. Историю, рассказанную живым человеком о других живых людях. Дополненную небольшим видеороликом о конференции, который сняли наши хорошие подруги из APEX PRODUCTIONS.

Чем больше я об этом думал, тем более важным мне это казалось, причем важным с идеологической точки зрения — в контексте той работы, которую мы делаем, и в контексте концепции самой конференции. Главное зло ситуации трансгендеров в Украине — то, что мы не существуем как субъект. У нас нет голоса, языка, своего имени. Язык, которым о нас говорят — это тот самый мертвый канцелярский стиль, от которого меня начинает мутить. Лишенный эмоций и определяющий нас извне, как некий предмет. Мы не имеем право принимать решения, касающиеся нас самих, право на свое собственное самоосознание и самоопределение. Бюрократическая машина и мировоззрение, стоящее в ее основе, не видит в нас людей, для нее мы просто некий статистический показатель. Сотни, тысячи, десятки тысяч людей не имеют никакого значения для этого молоха. Нас нет. Нет нашей боли, наших слез, нашего унижения, нашей бедности и безработицы, нет насилия над нами, нет наших смертей. Нет также нашей личности. Нашего творческого начала, нашей индивидуальности, наших лиц. Есть государство, приказ, комиссия, диагностические критерии, медико-биологические и социально-психологические показания и противопоказания, формы, справки, сроки, печати, свидетельства, заседания чиновников от медицины. И это все гораздо важнее нас. Не важно, что чувствует человек, которому отказывают в смене документов в энный раз. Не важно, если этот человек находится в зоне конфликта и его жизнь и здоровье из-за этого подвергается опасности. Не важно, есть ли у человека деньги на операцию, есть ли работа, чтобы их заработать, есть ли возможность ее найти с документами, не соответствующими внешности. Не важно, что чувствует этот же человек, когда даже решение суда в его или ее пользу цинично не выполняется. Не важно, что чувствую я, когда кто-то в очередной раз звонит или пишет мне ночью или днем о том, что устал жить и бороться, и поэтому хочет покончить с собой вот прямо сейчас. Не важно, что те, кто доводит людей до такого состояния, судя по всплывающей информации, в будущем планируют зарабатывать еще и на принудительной «психотерапии». Люди, наносящие тяжелые психологические травмы, хотят иметь право в них ковыряться. Давайте, почему нет, правда же.

Мы живем в жестокой и дегуманизирующей системе. В нее можно встроиться, ее можно использовать, если ты имеешь соответственный склад характера и навыки, да вот только в процессе есть очень высокий риск стать ее винтиком и колесиком, ее жерновом, точно так же перемалывающим все, что не вписывается и не укладывается. И язык этой системы — он так же обезличивает нас. Поэтому хватит сводок с полей. Попробуем по-другому:)

Кто мы (оргкомитет в лицах)

Лена Шевченко (ака Сео) — директорка общественной организации «Инсайт». Спортсменка, комсомолка, лесбиянка, феминистка и просто человек с отличным самообладанием и чувством юмора. Верит в права человека и готова их защищать. Не любит навязчивую пропаганду «традиционных семейных ценностей» и отсутствие логических связей в аргументации. Любит полиамурность и осознанные во всех смыслах взаимоотношения. Хозяйка кота по имени Заяц:)

Юра Франк — собственно, я:) Координатор трансгендерного направления «Инсайта». Для прохожих — парень, для таможенников и полицейских — женщина, для мамы — непутевая дочь, в политическом контексте — гендерквир, анархист_ка и феминист_ка, по профессии филолог, по национальности — результат дружбы народов, по зову сердца — геймер, клаббер и фанат тех Карпат, которые горы, а не футбольный клуб.

Оля Ольшанская — координаторка региональной программы «Инсайта» и администраторка Шелтера для ЛГБТ-переселенцев из зоны боевых действий. Эстетка, фотограф, шопинг-маньяк, отличная логистка и мастерица на все руки — умеет вырезать из дерева добрые слова и красивые образы.

Инна Ирискина — сотрудница трансгендерного направления «Инсайта». Трансгендерная женщина, гендерквир, писательница-фантастка, гик, блоггер, человек с прекрасными аналитическими способностями и большим опытом активизма. Ответственна за Квир-обзоры, аналитические статьи и кучу других интересных материалов на нашем сайте.

Зачем это нужно?

Небольшой экскурс в ситуацию. В украинском обществе трансгендерность воспринимается очень ограниченно и стереотипно. Бытовые представления о «людях, меняющих пол», как о некой экзотике, «клубничке», «сексуальном извращении» в сочетании с медицинской патологизацией и стигмой психиатрического диагноза, которая особенно сильна в постсоветских странах, делает положение трансгендерных людей в Украине крайне сложным, их дискриминацию — множественной, а их самих невидимыми в социуме. Общественные движения и правозащитные организации широкого профиля зачастую считают это узкой и медицинской проблемой, медики же, в свою очередь, имеют неограниченные полномочия как в определении того, что следует считать трансгендерностью на теоретическом уровне, так и в решении судеб конкретных людей — так как именно они принимают решение не только о том, какие медицинские вмешательства следует проходить трансгендерным людям, но и о выдаче разрешения на смену паспорта и других документов, удостоверяющих личность. А это в Украине возможно только после прохождения ряда медицинских вмешательств, включающих в себя хирургическую кастрацию/стерилизацию. Без паспорта, соответствующего внешности, человек волей-неволей вытесняется на обочину социума, маргинализируется, так как зачастую не может реализовать свои базовые гражданские права и права человека. Без соответственных документов очень сложно, а зачастую просто невозможно найти достойную работу, получить образование, а также квалифицированную медицинскую помощь, пользоваться услугами банковской системы, перемещаться на железнодорожном и авиа-транспорте, взаимодействовать с органами власти и правопорядка. Таким образом, то что рассматривается как узкий медицинский вопрос, на деле является очень острой и комплексной социальной проблемой, объединяющей институциональную дискриминацию трансгендерных людей, легитимизированную психиатрической патологизацией, и гомофобные и трансфобные ценностные установки в обществе, согласно которым любые отклонения от гетеро- и циснормативного «стандарта» считаются аморальными. Эти установки создают враждебную, психологически невыносимую среду, в которой презрительное отношение и насмешки над трансгендерными людьми воспринимаются как нечто обыденное, а преступления на почве ненависти квалифицируются в лучшем случае как «хулиганство», и поэтому проблема так и остается невидимой и не отражается в официальной статистике.

Коротко

Что: Международная конференция «Трансгендерность в социальном и медицинском контексте»

Где: Киев, Украина

Когда: 22-24 октября 2015 года

Партнеры: Офис Уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека и Коалиция по противодействию дискриминации в Украине.

Цифры и география:

В конференции приняли участие 89 активистов, правозащитников, юристов, политических деятелей, медиков и экспертов в разных сферах из 14 стран: Украины, Молдовы, Казахстана, Кыргызстана, России, Грузии, Германии, Бельгии, Швеции, Польши, Нидерландов, Норвегии, Чехии, США, Франции и Великобритании.

Гости и эксперты:

докладчик по правам ЛГБТ при ПАСЕ и депутат шведского парламента Йонас Гуннарсон; депутатка совета Европы, доктор медицинских наук, профессор, заведующая отделением репродуктивной медицины клиники Гентского университета Петра де Суттер, консультант Отдела по сексуальной ориентации и гендерной идентичности (SOGI-Unit) Совета Европы Юрий де Бур, представитель Посольства Королевства Норвегия в Украине Оддвар Холмен Квернмо; представитель Представительства Европейского Союза в Украине Станислав Топольницкий, региональный советник USAID по Украине, Молдове и Беларуси Тимоти Дюбел, представительницы Норвежского Хельсинского Комитета Мина Скоунен Викшаланд и Ольга Шамшур Флидаль, исследовательница международной правозащитной организации Human Rights Watch Таня Купер и многие другие.

Представители органов государственного управления и судебной системы Украины:

главный специалист экспертно-методического отдела Секретариата Правительственного уполномоченного по делам Европейского суда по правам человека Министерства Юстиции Украины Сологуб Олег Владимирович, главный специалист отдела организации работы органов государственной регистрации актов гражданского состояния и контроля Управления государственной регистрации актов гражданского состояния Департамента государственной регистрации Министерства Юстиции Украины Падучак Александра Ильинична, судья Окружного административного суда города Киева Бояринцева Марина Анатольевна, судья Высшего административного суда Украины Чумаченко Татьяна Анатолиевна, начальник Управления по вопросам соблюдения прав ребенка, недискриминации и гендерного равенства Секретариата Уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека Филипишина Аксана Анатолиевна, заместитель начальника Управления по вопросам соблюдения прав ребенка, недискриминации и гендерного равенства Пономарев Сергей Юрьевич.

Представители Министерства здравоохранения Украины приглашение на конференцию проигнорировали

Какой мы видели эту конференцию?

Конференция была задумана изначально как альтернатива российской. Единственное до этого года такого рода мероприятие на постсоветском пространстве, посвященное трансгендерности, ежегодно проводится в Москве. Несмотря на участие в ней ряда транс-активистов, фактически эта конференция является междусобойчиком врачей, обсуждающих «диагностические критерии», «медико-биологические и социально-психологические показания и противопоказания» к «смене пола» и «стратегии лечения», самим же трансгендерным людям на этом празднике жизни отводится скорее роль объекта, изучаемого под лупой и не имеющего права принимать решения о собственной судьбе. Экспертное мнение внешнего наблюдателя является решающим, а сами трансгендерные люди зачастую воспринимают это мнение как то, чему они должны соответствовать, чтобы вписаться в общество «нормальных людей», не рефлексируя о своих собственных, глубоко личных потребностях и самовосприятии.

Зная все это, мы хотели создать пространство для диалога, по возможности, равного, несмотря на присутствие большого количества экспертов с различными регалиями, званиями и статусами. Насколько это получилось, судить не нам, но мы старались. Для нас было очень важно, чтобы трансгендерные люди могли говорить сами от своего лица о своих проблемах и о том, как они их решают, исходя из доступных ресурсов. Поэтому, например, рядом с выступлениями дипломированных врачей, был доклад транс-активистки, много лет ведущей специализированную рассылку и консультирующую трансгендерных людей по вопросам гормонотерапии в ситуации почти полного отсутствия компетентных в этом вопросе врачей. Поэтому на конференции присутствовали люди с разными идентичностями, разного возраста, разного социального положения и т. д.

Инна Ирискина: Сказать, что конференция была первым мероприятием подобного уровня в Украине — в общем-то, прозвучит уже банально. Лично для меня это был также первый опыт участия в организации подобного мероприятия. Что-то с непривычки было непросто и не совсем получалось, но, в любом случае, опыт есть опыт, и он может быть (и наверняка будет) полезен в дальнейшем. Порадовала непафосность гостей из европейских стран, и вообще такое количество собравшихся на одной площадке единомышленников — не совсем верно будет сказать «говоривших на одном языке» (у кого-то это был русский, у кого-то английский) — но исходивших из одной парадигмы: депатологизация, разнообразие как норма, приоритет прав человека. В этом смысле знаковым было поведение представителей Минздрава, словно бы не заметивших конференцию: они таким образом дали понять, что не только не разделяют эту парадигму, но и не хотят идти на диалог, который нами был предложен. Очевидно, они боятся, что их будут тыкать носом во все недостатки Приказа и работы Комиссии. Хотя, будь они сами готовы эти недостатки признавать и исправлять — причём как словом, так и делом — разговор был бы совсем другой.

Три главных принципа:

— соблюдение прав человека

— депатологизация

— право на самоопределение

Комиссар по правам человека Совета Европы Нильс Мужниекс, Видеообращение, записанное специально для участников конференции:

«Основным трендом в Европе сейчас является закрепление права трансгендерных людей на самоопределение в отношении своего гендера. Такое законодательство было принято на Мальте, в Дании и Ирландии — а значит, это вполне возможно. Я призываю другие страны последовать их примеру. В большинстве стран узаконены негуманные или излишние требования для юридического признания гендера. Требование стерилизации, нежелательных медицинских вмешательств и развода неприемлемы и должны быть отменены. Ситуация в Украине, по моему мнению, особенно сложна. Процедура юридического признания гендера крайне медикализирована. И это явное унижение человеческого достоинства трансгендерных людей. Срочно необходима реформа».

 

Кто говорили и о чем говорили

Украинской процедуре «смены/коррекции половой принадлежности» (так это безобразие официально называется) было посвящено несколько сессий. Первая из них «Юридическое признание гендера в Украине» объединяла выступления представителей ПАСЕ и Совета Европы, доклад представительницы Human Rights Watch Тани Купер об исследовании ситуации трансгендерных людей в Украине, которое они проводили в 2013 году; и презентацию нашего исследования «Дискриминация трансгендерных людей в сфере здравоохранения в Украине» (2014). Доклад Тани был посвящен всему тому «прекрасному опыту», который получают трансгендерные люди, проходящие украинскую Комиссию. Унижение, оскорбления, навязывание стереотипов, трата времени и бумажная волокита — это только часть из длинного списка. Исследование «Инсайта» включало более широкий контекст. Рассказывала о нем Надя Гусаковская — исследовательница, с которой мы сотрудничали и которая является его авторкой. Респондентов спрашивали не только об опыте прохождения процедуры, но и о том, как они осознают и определяют себя, о самоощущении, моделях поведения, гендерных ролях, желаемых бодимодификациях. Один из важнейших результатов исследования — никто из опрошенных трансгендерных людей не считали обязательные операции необходимым требованием, даже те, кто прошли их все, включая стерилизацию. Все указывали на то, что любые вмешательства должны производиться по выбору человека и с его согласия.

Ульрике Луначек, вице-президентка Европарламента, со-президентка Интергруппы по правам ЛГБТ. Видеообращение, записанное специально для участников конференции:

Среди представителей ПАСЕ была Петра де Суттер — одна из очень немногих трансгендеров в большой политике, которая к тому же не боится открыто говорить о своем очень личном опыте. Петра очень открытый человек и, в отличие от большинства украинских политиков, не излучает высокомерный пафос. С ней легко говорить. Когда Петра выступила во время дебатов в ПАСЕ перед принятием резолюции по правам трансгендеров, аплодировал весь зал. И это не давление на эмоции, это нормальная человеческая искренность, способность к которой наши политики, кажется, утратили полностью.

Петра в частности рассказала о том, как менялись взгляды на трансгендерность с течением времени. До того, как за эту тему взялась наука, транс-проявления воспринимались как нечто экзотическое, а то и мистическое. Затем, поскольку первенство в изучении транс-проблематики принадлежало психиатрам, с середины прошлого века в ее объяснении доминировали именно психиатрические концепции. Позднее, когда они показали свою несостоятельность, их сменили биологические — восприятие транссексуальности как врожденной особенности. И наконец в 21 веке в ключе осмысления прав человека как высшей ценности на первый план вышло понимание гендерной идентичности как предмета самоопределения. Но в то время, как в прогрессивных западных странах такой подход постепенно становится доминирующим, украинские специалисты до сих пор застряли на третьем этапе, отставая как минимум на 30 лет. Тема постсоветского отставания позднее звучала и в других докладах.

Вторая сессия по украинской процедуре была посвящена наиболее, не побоимся этого слова, идиотским противопоказаниям к юридическому признанию гендера и той логике, которой следовали люди, их придумавшие. Да, да, эти самые противопоказания: гомосексуальность, отсутствие достаточного уровня социальной адаптации, девиантное поведение и т. д. Ирина Карагаполова, психотерапевтка и большой друг кыргызстанских трансгендеров, с юмором и очень наглядно объяснила, как устроен мозг типичного постсоветского психиатра.  Бинарность, гендерные стереотипы + крайне устаревшие медицинские концепции, вот это вот все.

Судебные дела трансгендеров, оспаривающих требование обязательного прохождения хирургических вмешательств, которых они сами не желают, рассматривались на сессии, посвященной стратегическому судопроизводству. Адвокатка «Инсайта» рассказала об эпичной ситуации, сложившейся на данный момент. Получив решения суда (обязывающие выдать людям свидетельства, необходимые для смены документов) по двум делам, оспаривающим принудительные операции, Комиссия по смене/коррекции половой принадлежности не нашла другого выхода, кроме как выдать неправильно заполненные свидетельства, что автоматически сделало их недействительными. В результате «Инсайту» предстоит очередной иск, а Комиссия после этого издевательского шага решила развлечься организацией круглого стола, посвященного… не поверите, депатологизации, который по совершенно случайному совпадению проходил в тот самый день и час, что и сессия нашей конференции на ту же тему. Это было бы смешно, если бы людям из-за этого не приходилось ждать еще неопределенное время.

Более широкий контекст обсуждению ситуации в Украине придала панель, посвященная юридическому признанию гендера в разных странах Европы. Общий обзор ситуации сделал Ричард Кёлер из «Transgender Europe», который презентовал карту и индекс, отражающий ситуацию с юридическим признанием гендерной идентичности в разных странах Европы. Но начал Ричард не с этого, а с иллюстрации на личном примере того, как влияет на жизнь трансгендерных людей возможность без особых проблем сменить паспорт, как меняется их жизнь после этого, как меняется психологическое состояние.

Детальной информацией о ситуации в своих странах и о работе, направленной на ее улучшение, в течение этой сессии также поделились представители России, Молдовы и Польши. Виктор Динарский из польской трансфеминистической организации «Трансфузия» озаглавил свой доклад «Как один человек может все испортить», имея в виду поступок польского президента Польши Анджея Дуды, наложившего вето на «Закон о внесении изменений в обозначение пола», который общественные активисты совместно с трансгендерной депутаткой Анной Гродской готовили с 2012 года.

Третий день конференции был полностью посвящен медицинским вопросам. Все та же Петра де Суттер (Бельгия), которая кроме прочего является заведующей отделением репродуктивной медицины клиники Гентского университета, докторкой медицинских наук, профессором, рассказала о существующих репродуктивных возможностях для трансгендерных людей, особенно подчеркнув: представление о том, что, решившись на переход, человек должен автоматически распрощаться с желанием иметь детей, является устаревшим и навязанным. Также госпожа де Суттер поделилась информацией о новейших научных достижениях, таких как возможность пересадки матки, которые потенциально могут стать революционным прорывом и шансом для миллионов трансгендерных женщин родить своих собственных детей.

Известный российский психиатр и сексолог Дмитрий Исаев поделился своим опытом работы в Комиссии по смене пола в Санкт-Петербурге, которая на протяжении нескольких лет выдавала трансгендерным людям медицинские заключения, по предъявлению которых те могли обратиться в ЗАГСы и сменить документы. Так как в отличие от большинства подобных комиссий, здесь отношение к трансгендерным людям было гораздо более профессиональным и человечным, к нему в Питер трансгендерные люди ехали со всей России, даже из Владивостока. Теперь Комиссия в Санкт-Петербурге закрыта из-за кляузы, поданной гомофобными движениями. Сам Дмитрий Дмитриевич уверен в том, что подобные комиссии в существующей на сегодняшний день ситуации важны и нужны — особенно в такой стране как Россия — но не как шлагбаум на пути к цели, а как институция, призванная помогать трансгендерным людям получить необходимую им помощь и юридические документы в условиях гомофобного и трансфобного общества. При этом, по его мнению, в данных комиссиях должны работать люди, имеющие современные представления о трансгендерности, знакомые с передовыми подходами и практиками, а это, увы, редкость на постсоветском пространстве.

Что дальше?

Мы хотим сделать эту конференцию ежегодной и вовлекать в нее как можно больше трансгендерных людей и их друзей из Украины и других стран мира. Надеемся, что у нас получится. Мы хотим, чтобы со временем эта конференция стала пространством для диалога, творчества и вдохновения. Также мы очень хотим поблагодарить всех участниц и участников, всех, кто нам помогали, и кто нас поддерживали. И сегодня, в день памяти всех трансгендерных людей, погибших в результате насилия или доведенных до самоубийства невыносимыми условиями, мы обещаем продолжать делать эту тему видимой. Делать видимыми нас самих.

Рекомендуем: